НЕДОРОСЛЬ

Тренды театра для молодежи. Несколько заметок о фестивале «Царь-сказка»/Kingfestival

Анна Казарина

В апреле в Великом Новгороде прошел XV Международный театральный фестиваль «Царь-сказка»/KINGFESTIVAL, в очередной раз поразивший размахом жанров и географии. Пять насыщенных дней компактно вместили 16 спектаклей из девяти стран: театр кукол из Латвии, инклюзивный спектакль из России, театр объекта из Франции и Италии, а современный танец представили сразу три страны: Швеция, Франция и Германия.

KINGFESTIVAL, проводимый Новгородским театром для детей и молодежи «Малый», – фестиваль масштабный не только в охвате жанров. Уже давно он вышел за рамки «детской» программы, став форумом для всей семьи: и в этот раз программа включала как постановки для малышей, так и для подростков и взрослых. Хотя в принципе на спектакли фестиваля непросто поставить возрастную маркировку – смотреть их интересно независимо от возраста. Впрочем, эту же концепцию можно применить и к постановкам самого театра «Малый».

Современный танец: от ползков по сцене до картин Микеланджело

"Близко-близко", фото Анны Ващило

Традиционно «Царь-сказка» знакомит российских зрителей с современным танцем для детей – направлением, практически у нас не развитым. «Близко-близко» шведского театра Zebradans – постановка для совсем юных зрителей, с которой можно начинать знакомство ребенка с контемпорари. Ненавязчивость и легкость, с которой две девушки выполняют простые движения под аккомпанемент живой музыки, вызывает максимальное доверие зрителей. Это как азбука современного танца, не в плане наивности, но просвещения.

«Близко-близко» – история о коммуникации, как на сцене, так и в жизни. Актрисы буквально в одном шаге от зрителей, в постоянном физическом контакте с малышами, сидящими перед ними. Танцовщицы легко и просто предлагают прикоснуться к их ладони или ступне, а в кувырке останавливаются в сантиметре от детей. Такая открытость вызывает отклик – малыши запросто выходят на ковер, чтобы вместе с девушками поползать по нему и походить на четвереньках. «Давай с тобой тоже так сделаем», – говорит девочка, протягивая ладошку маме.

"Начало", фото Ольги Михалевой

Два других танца на фестивале уже без интерактива и для более взрослой публики. Забравший приз молодой критики спектакль «Начало» французской компании «Ла Рошель» выстраивает сложный пластический рисунок. Мизансцены в том числе отсылают к фрескам Микеланджело, приближая вечное искусство к современникам и оживляя его. «Новые границы» театра Билефельда в ассоциативном танце обыгрывают отсутствие границ. Шведский хореограф Фабиан Уикс собрал шесть актеров танцевальной труппы немецкого театра совершенно разного происхождения, напоминая, что Германия – мультикультурная страна. Здесь парные поддержки и внимательное отношение танцоров друг к другу говорят больше, чем сказал бы сюжет.

Объектный театр и театр кукол: сотворение мира и его спасение

 

"Зоопарк Пиноккио"

Фестиваль давно отошел от традиционного представления о театре кукол, так и в программе этого года – театр фигуративный, синтетический. В «Зоопарке Пиноккио» итальянского театра Drammatico Vegetale авторы работают с мифом, исследуя природу отношений человека и создателя. Два перформера как демиурги создают на сцене мир, следуя известной последовательности: отделяют свет от тьмы, а воду от суши. В их райском саду поселяются огромные тени, животные всех видов появляются из черных шляп, заполняя сцену. Венцом всего становится Пиноккио, возникающий из дерева в кадке. Здесь важна атмосфера – Эдем создается из игры света и теней, живой струнной музыки и самых простых предметов. В спектакле «Мой милый кролик, моя трепетная лань» французского театра «Aieaieaie» актеры тоже работают с бытовыми предметами. Используя салфетки, фонарики, перочинный ножик, они рассказывают ироничную и драйвовую историю о любви, измене и случайных связях.

"Золотой конь", фото Марины Воробьевой

На таком фоне «Золотой конь» театра кукол из Риги в постановке Дуды Пайвы кажется даже классическим. Это масштабное батальное полотно по пьесе латвийского классика Райниса. Спектакль можно назвать антологией режиссера, в этой трагедии он собрал многие приемы, выработанные с годами. История о походе юноши за спящей царевной на Стеклянную гору становится противостоянием между добром и злом, на которые расколот мир, помещенный режиссером на шахматную доску. Война и смерть здесь предельно физиологичны: подвижные поролоновые куклы безжалостно и остервенело пожирают друг друга, насилуют и вырывают сердца.

Актерские дуэты: на пару по фану

"Соло для двоих", фото Анны Бочаровой

Несколько представленных на фестивале спектаклей были сделаны в комедийном жанре – здесь всегда непросто выдержать вкус, увлечь зрителя и не уйти в пошлость. «Соло для двоих» театральной компании «Batida» из Копенгагена – набор комичных сценок о том, как шоу пошло не так. Два актера с накладными носами и в одинаковых париках устраивают клоунаду в стиле немого кино, запросто обыгрывая штампы и тривиальные ходы.

"Лебединое озеро", фото Анны Ващило

Новгородский театр «Малый» представил на фестивале «Лебединое озеро» с подзаголовком «не балет» – редкий пример того, как искусно и занимательно можно рассказать многим известную, но от этого не менее запутанную историю. Пожалуй, это самое компактное «Лебединое озеро» из когда-либо созданных – вся балетная труппа уместилась в банке с крупой. Гладью озера становится зеркальная поверхность стола, а в роли Принца Зигфрида и Одетты выступают фасолинка и рисинка. Оживляют эту крошечную команду две в прошлом балетные дивы, с азартом пересказывая либретто своими словами – бережно и предельно иронично. Здесь все как надо – с танцем маленьких лебедей, падеде и необходимым количеством фуэте. Задорно и без пафоса – и не страшно, если часть труппы случайно соскользнет со сцены – всегда можно подсыпать еще горсточку.

На трудные темы: говорим с детьми о смерти

"Пинг"

Откровенный разговор с детьми о боли и потере, без умалчиваний и налета сказочности в театре необходим, но всегда встает вопрос, как об этом говорить. Моноспектакль «Пинг» нидерландской актрисы Эстер де Кенинг начинается как забавный стенд-ап о семье глазами ребенка. Но гротескная комичность довольно быстро уступает место вязкой и мрачной реальности, где мать оставила семью в поисках новой жизни, а отец постепенно спился и покончил с собой. Спектакль в жанре сторителлинга становится исповедью, в процессе которой героиня принимает происходящие с ней события. Само проговаривание превращается в акт спасения – и здесь важно, что говорить о таких вещах – нормально. Надо только найти в себе силы рассказать об этом.

В спектакле «Когда я была маленьким мальчиком» московского Центра им. Мейерхольда актрисы на пару рассказывают историю довольно обычного детства. Только не надо говорить со сцены писклявым голосом – настаивают они – и белые шарики тоже лишние: в детском спектакле можно обойтись без обмана и вещи называть своими именами.

 

"Когда я была маленьким мальчиком"

Этот спектакль – оммаж датско-голландскому сказочнику Рэю Нусселяйну, говорившему в своих постановках с детьми просто и открыто – обо всем, что случается в их жизни. Здесь езда на велосипеде соседствует со смертью бабушки, о которой родители никак не могут сказать прямо. Из-за недомолвок и уходов от прямого ответа возникает недопонимание – потому ребенок чувствует себя обманутым. «Когда я была…» – лиричное и тонкое напоминание о важности честного разговора, которого дети заслуживают.